Каталог статей

Главная » Статьи » Для профессионалов

ЗАВИСИМАЯ ЛИЧНОСТЬ


семейный психолог

Виталий Булыга

Структура психических и поведенческих расстройств, с которыми приходится стал­киваться психиатрам, психотерапевтам и клиническим психологам в современных усло­виях, кардинально и стремительно изменяется. Существенно (особенно в амбулаторной консультативной практике) возрастает удельный вес поведенческих девиаций и рас­стройств, еще десять-пятнадцать лет назад казавшихся казуистикой и исключением для практической психиатрии и психологии.

Классификация психических и поведенческих расстройств 10-го пересмотра выде­ляет и позволяет диагностировать следующие формы поведения, которые можно отнес­ти к зависимым:

F1 — Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления пси­хоактивных веществ: 

F10.

 алкоголя

F11 .

опиоидов

F12.

каннабиноидов

F13.

седативных и снотворных веществ

F14.

кокаина

F15.

стимуляторов, включая кофеин

F16.

галлюциногенов

F17.

табака

F18.

летучих растворителей

F5 — Поведенческие синдромы, связанные с физиологическими нарушениями и физическими факторами:

 F50.

 расстройства приема пищи:

 

...нервная анорексия

 

...нервная булимия

F64

расстройства половой идентификации:

 

трансвестизм двойной роли 

F65

расстройства сексуального предпочтения (парафилии):

 

фетишизм

 

фетишистский трансвестизм

 

эксгибиционизм

 

вуайеризм

 

педофилия

 

садомазохизм

Как показывает анализ приведенного выше списка поведенческих расстройств, базовой характеристикой которых выступает зависимость — аддикция (от веществ, людей, пищи, секса, различных событий или явлений), и сравнение МКБ-классифицируемых форм с практикой, этот перечень объектов и субъектов зависимости не носит исчерпывающего характера. В практической психиатрии и психологии наряду с перечисленными, часто встречаются такие поведенческие зависимости, в том числе патологического характера, как:

·        фанатизм (религиозный, спортивный, музыкальный);

·        парасуицидальное поведение (патологическое увлечение экстремальными видами спорта);

·        «паранойя здоровья» (спортивная аддикция) и некоторые другие.

Учитывая тот факт, что в МКБ-10 отсутствует неприкладная характеристика зависимости, а приводятся лишь ее критерии в рубрике «Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления психоактивных веществ», обратимся к описанным критериям с целью выявить их универсальность.

К признакам синдрома зависимости относят:

1)    выраженную потребность или необходимость... (принять вещество);

2)    нарушение способности контролировать начало, окончание и... дозировки (вещества);

3)    физиологическое состояние отмены;

4)    признаки толерантности;

5)    прогрессирующее забвение альтернативных интересов;

6)    продолжение употребления, несмотря на очевидные вредные последствия [3, с. 3-5].                         

В классификаторах психических расстройств, при описании людей с зависимой структурой личности, используются термины «Зависимое расстройство личности» (рубрика «Расстройства зрелой личности и расстройства поведения у взрослых в МКБ-10) и «Расстройство личности в виде зависимости» (рубрика «Расстройства личности» в DSM-IV).

Проведя анализ работ ученых: доктора медицинских наук Менделевича В.Д., кандидата психологических наук Малейчука Г.И., кандидата психологических наук Олифирович Н.И.,  занимающихся проблемами зависимостей не только «теоретически», а прежде всего  как практики –психотерапевты, мы, в свою очередь, делаем попытку структурирования личностных особенностей субъекта с  зависимой структурой личности.

 

Неспособность выдерживать напряжение, как неверный ранний способ удовлетворения потребностей

Зависимый не умеет терпеть, не способен долго выдерживать напряжение. Такое поведение нормально для маленького ребенка, но недопустимо для взрослого.  Однако именно так ведут себя взрослые зависимые – алкоголики, наркоманы, игроки… На пути зависимого всегда встречается то или иное «копытце», испив из которого он меняет человеческий облик.

Такая неспособность удерживаться от компульсивных действий обусловлена проблемой, существующей и у зависимых, и у созависимых личностей: неспособность выдерживать напряжение. Эта способность обычно определяется достаточно ранним опытом, связанным с удовлетворением потребностей. Так, маленький ребенок испытывает голод, жажду, потребность в общении и др. Он сигналит о своих нуждах и желаниях окружающему миру. Если ребенок получает немедленное удовлетворение своей потребности, то не получает опыта переживания напряжения. Если же он совсем не получает удовлетворения, то испытывает фрустрацию, что может привести к травматизации психики. Оптимальный вариант развития может быть описан как «отсроченное удовлетворение». Ребенок учится терпению и получает удовольствие в качестве вознаграждения за «работу» - за то, что смог выдержать напряжение.

Тревожная мать старается быть «идеальной» и пытается немедленно все возникающие у ребенка потребности. Такой ребенок не имеет опыта отсроченного получения желаемого и поэтому организует свою жизнь вокруг легкодоступных удовольствий. Именно поэтому контингентом психолога зачастую являются родители «золотой молодежи», которая, по их описанию, имеет все, кроме интересов т целей в жизни. К сожалению «счастливое детство» не создает условий для формирования такого качества личности,  как целеполагание – способность планировать будущее, ставить и добиваться цели, и в итоге неизбежно приводит к наркомании, алкоголизму, бесцельной трате времени, поиску удовольствия для сиюминутного ощущения себя живым. Такие клиенты обычно плохо поддаются психотерапии, потому что спектр их проблем обусловлен базисным дефектом их психики. Отсутствие самоконтроля, ограниченная сфера интересов, «приклеенность» к объекту зависимости / созависимости является серьезным вызовом для психотерапевта [2, с. 64-65].

 

Нарушение на стадии установления психологической автономии

Причиной формирования как зависимой, так и созависимой структуры личности является незавершенность одной из наиболее важных стадий развития в раннем детстве – стадии установления психологической автономии, необходимой для развития собственного «Я», отдельного от родителей. По сути, речь идет о втором рождении – психологическом, рождении Я как автономного образования со своими границами. По мнению Г. Аммона, «…формирование границы Я в симбиозе является решающей фазой развития Я и идентичности. Это возникновение границы Я, способствующее различению Я и не-Я в плане формирования идентичности, становится возможным благодаря первично заложенным функциям Я ребенка. В формировании границ Я ребенок зависит также от постоянной поддержки окружения, своей первичной группы, в особенности матери» [1, с. 65].

В исследованиях М. Малер было установлено, что у людей, которые в возрасте двух-трех лет успешно завершают эту стадию, существует целостное внутреннее ощущение своей уникальности, четкое представление о своем «Я» и о том, кто они такие. Ощущение своего Я позволяет заявлять о себе, полагаться на свою внутреннюю силу, брать ответственность за свое поведение, а не ожидать, что кто-то будет управлять тобой. Такие люди способны быть в близких отношениях, не теряя при этом себя. М. Малер считала, что для успешного развития психологической автономии ребенка необходимо, чтобы психологической автономией обладали оба его родителя. Ведущим условием для такого рождения Я ребенка является его принятие родительскими фигурами. В том же случае, когда родители в силу разного рода причин не способны принимать (безусловно любить) своего ребенка, он остается в состоянии хронической неудовлетворенности в принятии своего я и вынужден всю свою жизнь безуспешно пытаться отыскать это ощущение либо навязчиво «цепляясь» за другого (созависимый), либо компенсируя это ощущение химическими суррогатами (зависимый) [4].

В плане же психологического развития зависимый и созависимый находятся примерно на одном уровне. Безусловно, это уровень пограничной организации структуры личности с характерными для него эгоцентризмом, импульсивностью как неспособностью удерживать аффект, низкой самооценкой. Пара зависимый-созависимый образуется по принципу дополнительности. Сложно представить пару человека с автономным Я и созависимого.

Общим для них является также патологическая привязанность к объекту зависимости. В случае созависимой структуры личности таким объектом, как говорилось ранее, выступает партнер. В случае зависимой – «нечеловеческий» объект (вещество). Неясен механизм «выбора» объекта, но и в том, и в другом случае мы имеем дело с зависимой структурой личности.

Такие клиенты не способны просить помощи у окружения,  - обычно за помощью обращаются их родственники или кто-то приводит их на терапию буквально «за руку». Психотерапевту предстоит работать с «маленьким ребенком», не осознающим своих желаний, потребностей, своей отделенности от окружения.

А вся сложность психотерапии зависимой личности заключается в том, что его партнёр – созависимый не дает ему возможности вырасти и поддерживает его в детском, инфантильном, безответственном состоянии, выступая в качестве своеобразного «психологического костыля». Любые попытки партнера заявить о своих границах воспринимается созависимым как отвержение.

 

Инфантилизм, как стержень формирования зависимой личности

Не вызывает сомнений факт, что любое поведение, характеризующееся признаками зависимости, имеет не внешнее, а внутреннее происхождение.

 Индивид становится зависимым от чего-либо или кого-либо не в силу давления или принуждения извне, а благодаря готовности подчиняться, в определенном смысле наличию «страсти быть во власти другого», жажды, чтобы им руководили и вели по жизни.

В этом отношении и химические зависимости (алкоголизм, наркомания, токсикомания, никотинизм), и игровые зависимости (гемблинг, интернет-зависимость), и сексуальные девиации, и зависимость от пищи, и фанатизм как проявление зависимости от идеи (и ее проповедников) имеют сходные корни. Все они базируются на индивидуально-личностных качествах человека. То есть, можно с высокой вероятностью предполагать, что зависимая личность, сформированная в процессе социализации, сама, даже без внешнего инициирования способна легко найти себе в окружающем мире «подходящий» объект или субъект зависимости. Ведь соблазнить (прельстить, привлечь) можно только того, в ком уже созрело искушение. С соблазном отождествляется нечто влекущее. А, как известно, влечение — это внутреннее состояние, заставляющее действовать определенным предвзятым образом.

Подавляющее большинство специалистов, изучающих наркоманию, алкоголизм, никотинизм и иные формы зависимого поведения, сходятся во мнении, что в основе подобного поведения лежат доболезненные (предпатологические) личностные особенности, в силу чего у индивида и сформировалась зависимость.

Наиболее часто упоминается такая характеристика, как инфантильность, или психический инфантилизм. Считается, что именно эта особенность наиболее часто лежит в основе формирования зависимого поведения. Во-первых, потому что именно в детстве и юности (а «инфантильность» и означает «детскость») преимущественно возникают зависимости, во-вторых, потому что гармоничный взрослый человек стремится к независимости и свободе  [3, с. 43-44].


Использованная литература:

________________________________

  1. Аммон, Г. Психосоматическая терапия/ Г. Аммон. – СПб, 2000. – 238 с.
  2. Олифирович Н.И., Малейчук Г.И. Сказочные истории глазами психотерапевта. – СПб.: Речь, 2013. – 224 с.
  3. Руководство по аддиктологии / Под ред. проф. В. Д. Менделевича. СПб.: Речь, 2007. – 768 с.
  4. http://psyjournal.ru/psyjournal/articles/detail.php?ID=3202



Источник: http://horoszyjeludi.ucoz.net/publ/dlja_professionalov/zavisimaja_lichnost/6-1-0-14
Категория: Для профессионалов | Добавил: psy (16.02.2013) | Автор: Виталий Булыга E W
Просмотров: 1450 | Теги: психотерапия зависимостей, зависимость, психоактивные вещества, зависимая личность | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]